Добро пожаловать!

На нашем сайте вы найдете информацию о творчестве известного актера Тома Круза.
Главная » Статьи » Материалы на русском языке » Российские печатные издания

Миссия невыполнима



Автор: Борис Иванов
Total DVD
Том Круз сделал себе имя, изображая героев, для которых нет ничего невозможного. Однако в своей новой ленте он играет человека, прославившегося чудовищной неудачей. 20 июля 1944 года полковник Клаус фон Штауффенберг не смог убить Гитлера и остановить войну. Как это случилось, вы узнаете из нашей статьи и фильма постановщика «Людей Икс» Брайана Сингера «Операция "Валькирия”».
 
Красавец-мужчина
Когда читаешь учебник истории, в голове часто рождаются картины, не соответствующие действительности. Взять хоть адмирала Колчака. Кто, скажите, не представлял его суровым седовласым мореходом, эдаким серьезным капитаном Врунгелем на пенсии? А ведь, как напомнил нам недавний блокбастер, знаменитый флотоводец был младше Ленина. В год революции ему стукнуло 43. Но советские школьные учебники до таких подробностей обычно не опускались. 
А вот другой пример – полковник Клаус фон Штауффенберг, начальник генерального штаба резерва сухопутных войск вермахта. Когда читаешь эти слова, автоматически представляешь пожилого прусского аристократа с огромными усами – одного из тех, кого Геббельс в своем дневнике презрительно именовал «штабными папашками, засыпающими на заседаниях». И как только узнаешь, что фон Штауффенберг пытался взорвать Гитлера, в голову сразу лезет детская страшилка с фразой «Дедушка старый, ему все равно». 
Однако в реальности полковник не был ни прусским, ни старым, ни усатым, ни сонным… Ни, разумеется, дедушкой. Его старшему сыну в июле 1944-го исполнилось десять, а сам Клаус фон Штауффенберг немного не дожил до 37-летия. Судя по фотографиям, он оставался бравым красавцем даже после того, как в 1943 году английские бомбы лишили его левого глаза, правой руки и двух пальцев на левой руке. 
Авторы советских учебников любили писать, что фашистские режимы возникли в результате сговора аристократов и плутократов. На самом деле дворяне и лавочники, мягко говоря, скептически относились друг к другу. Вторые презирали первых, потому что им все досталось на блюдечке с золотой каемочкой, а первые терпеть не могли выскочек, которых еще вчера не пускали дальше конюшни. 
Нетрудно себе представить, что думали члены аристократического клана фон Штауффенбергов (с XIII века известного в Швабии – это югозапад Германии) по поводу прихода к власти Адольфа Гитлера. С точки зрения дворянской иерархии у собак и лошадей фон Штауффенбергов было больше прав на высший государственный пост, чем у австрийского ефрейтора. 
Впрочем, лейтенант-кавалерист Клаус фон Штауффенберг не был твердолобым сторонником монархии. Как и многие люди его круга и поколения, он понимал, что прошлое осталось в прошлом и что пришло время строить новый рейх, которым будут править не только аристократы крови, но и аристократы духа. А поскольку Гитлер обещал великие свершения и торжество истинных арийцев, то Клаусу было грех отказываться от возможности увидеть Великий рейх и сделать быструю карьеру. 
После войны, когда фон Штауффенберга признали героем Германии, официальные биографы постарались приукрасить его образ. Однако шила в мешке не утаишь. Клаус был антисемитом и сторонником колонизации восточных земель. Он с готовностью участвовал во французской кампании и получил за нее Железный крест. Расхождения с Гитлером у фон Штауффенберга были не в сути, а в степени. Ему претили погромы, массовые расправы, концлагеря. Он считал, что для подчинения «слабых» народов нужны кнуты, а не газовые камеры и пулеметы. К тому же офицеру не нравилось, что нацисты выкидывают из вермахта заслуженных полководцев и заменяют их некомпетентными, но «политически грамотными» фашистами. 
Наконец, для фон Штауффенберга было важно отношение Гитлера к религии. В 1933 году Германия подписала договор с Папой Римским, очень важный для всех немецких католиков. Однако вскоре Гитлер начал теснить Церковь. Для искреннего католика Клауса это был удар ножом в спину. Поэтому, когда в 1939 году фон Штауффенбергу впервые предложили принять участие в заговоре против Гитлера, он отказался только потому, что считал себя не вправе нарушить присягу. Дело в том, что в 1934-м в немецкую военную присягу была вписана клятва личной верности фюреру. 
 
Теория заговора 
Окончательный моральный разрыв с Гитлером в сознании фон Штауффенберга произошел в 1942 году. Операция «Барбаросса» провалилась; задуманный немцами аккуратный блицкриг превратился в затяжную кровавую баню. Всем здравомыслящим людям стало ясно, что Германия обречена, что продолжение войны только углубит всемирную ненависть к немцам. Однако Гитлер в то время был на пике власти, и продуктивный заговор против него был невозможен. Поэтому фон Штауффенберг и его товарищи ограничились осторожным прощупыванием новых заговорщиков. 
В 1943-м нашего героя произвели в подполковники и перебросили в Африку. Там Клауса и настигли искалечившие его английские бомбы. Проведя несколько месяцев в госпитале, он получил пост в штабе резерва сухопутных войск. К тому времени в заговор против Гитлера влились многие влиятельные офицеры, и назначение фон Штауффенберга в штаб резерва было частью многоступенчатого плана захвата власти. 
В свое время Гитлер одобрил разработку операции «Валькирия» – плана чрезвычайных действий в случае народного восстания или бунта привезенных с Востока рабочих. План предусматривал введение жесткого военного положения и полномасштабное задействование резервистов. Заговорщикам нужно было лишь слегка изменить «Валькирию», чтобы после убийства Гитлера использовать резерв сухопутных войск для военного переворота. Именно этим и занимался фон Штауффенберг. 
В течение 1943 года было организовано несколько покушений на Гитлера, но все они бесславно провалились. Взбалмошный и полувменяемый фюрер был отвратительным правителем и еще худшей мишенью. Он постоянно менял свои планы и тем самым расстраивал планы заговорщиков. К тому же гестапо тщательно охраняло лидера и подпускало к нему только доверенных людей. 
Изначально Клаус и его товарищи предполагали, что Гитлера убьет младший офицер. Но к концу войны общение фюрера с низшими чинами стало слишком редким. В 1944-м все поняли, что спасти Германию может только военный, который регулярно общается с Гитлером. Такой человек среди заговорщиков был всего один – фон Штауффенберг. Согласно новому плану Клаус, недавно произведенный в полковники, должен был заложить бомбу во время совещания с участием Гитлера, дождаться взрыва и как можно скорее вернуться в штаб резерва, чтобы запустить в действие «Валькирию». 
Поскольку Гитлер в то время прятался в «Волчьем логове» (бункер в Восточной Пруссии, ныне в Польше), а штаб резерва находится в Берлине, в двух часах лета от «Логова», полковник рисковал даже в случае удачи. За два часа могло произойти что угодно. Но других вариантов не было – только фон Штауффенберг мог взорвать Гитлера и убедить старших офицеров привести в действие «Валькирию». 
Если мы расскажем, что случилось 20 июля 1944 года, нам придется пересказать весь сюжет «Операции "Валькирия”». Но и так понятно, что план заговорщиков провалился и что почетная обязанность избавить Германию от ее худшего обитателя перешла от военных к самому Гитлеру. По делу 20 июля было проведено грандиозное расследование, в результате которого арестовали 5000 человек. 200 из них было казнено. Многие из них не имели никакого отношения к заговору. Гестапо под шумок избавлялось от неугодных. 
Фон Штауффенберг был расстрелян в двенадцать часов ночи 21 июля. Его беременную жену Нину посадили в тюрьму, а четверых детей определили в сиротский приют, присвоив им фамилию Майстер, чтобы род «предателя» не продолжился. К счастью, война подходила к концу. После ее завершения семья полковника смогла воссоединиться. В дальнейшем старший сын заговорщика Бертольд стал генералом бундесвера, а младший сын Франц-Людвиг – немецким парламентарием. В 1980-м в берлинском здании Бендлерблок, где находился штаб резерва и «центр управления» заговором, был организован музей германского Сопротивления. Улица, на которой расположен Бендлерблок, названа именем фон Штауффенберга. 
 
Актер, похожий на героя 
Заговор 20 июля был слишком увлекательной темой, чтобы мимо него смогли пройти послевоенные режиссеры. Самый известный фильм о фон Штауффенберге, «Это случилось 20 июля», снял в 1955 году австрийский классик Георг Пабст, один из тех известных немцев, кто не покинул страну после прихода к власти нацистов. После Пабста этой темой в основном занимались телевизионные постановщики. Пока на сцене не появился режиссер первых двух «Людей Икс» Брайан Сингер. 
В 2006 году Сингер завершил работу над «Возвращением Супермена». Если бы картина удалась, студия Warner наверняка «припахала» бы его к немедленным съемкам сиквела. Но на фильм потратили столько денег, что сборы в 400 миллионов долларов компанию не удовлетворили. Инвесторы хотели 500 миллионов. Так что, поразмыслив, студия отказалась от услуг Сингера. Сейчас она изучает возможность перезапуска сериала в стиле нового «Бэтмена». Соответственно, режиссер вернулся в среднебюджетное кино и вспомнил времена «Способного ученика» и «Подозрительных лиц». 
Тут-то его давний друг и сценарист «Подозрительных лиц» Кристофер Маккуорри и предложил Сингеру вернуть в кинотеатры историю фон Штауффенберга. Еврей и открытый гомосексуалист, режиссер всегда интересовался борьбой с нацизмом. Напомним, что «Способный ученик» посвящен этой теме. Так что идея Маккуорри была для Сингера не только своевременной, но и увлекательной. 
Доведя сценарий до ума, Маккуорри и Сингер принесли проект в компанию United Artists, которую незадолго до того возглавили Том Круз и Пола Вагнер, разорвав давние отношения со студией Paramount. Поскольку на некоторых фотографиях фон Штауффенберг был очень похож на Круза, Сингер рассчитывал, что актер-продюсер подпишет контракт на съемки, так как уцепится за шанс сыграть интересного персонажа. 
Так и случилось. Круз всегда считал себя в первую очередь актером, а не экшен-звездой. Потому он с готовностью взялся за любопытный проект. Изначально  Сингер собирался снять скромный разговорный фильм, но участие Круза гарантировало бюджет в почти 100 миллионов долларов, и режиссер решил развернуться на всю катушку. 
Но сначала был кастинг. Когда в Голливуде снимают фильм о большой группе представительных иностранцев, ассистенты по кастингу обычно едут в Англию. Так сделали и в случае «Операции "Валькирия”». Роль генерал-майора Хеннига фон Трескова получил актер и постановщик Кеннет Брана. Разработчика «Валькирии» пехотного генерала Фридриха Ольбрихта сыграл Билл Найхи (Дейви Джонс из «Пиратов Карибского моря»). Образ генерал-полковника Людвига Бека достался Терренсу Стэмпу («Особо опасен»). Том Уилкинсон («Бэтмен: Начало») перевоплотился в генерал-полковника Фридриха Фромма. Комик Эдди Иззард («Моя супер-бывшая») стал генерал-полковником Эрихом Фелльгибелем, а Дэвид Шофилд («Пираты Карибского моря») – фельдмаршалом Эрвином фон Вицлебеном. Наконец, ТВ-актер Дэвид Бембер удостоился сомнительной чести изобразить Гитлера. Единственной женщиной в команде стала голландка Карис ван Хаутен («Черная книга»), сыгравшая Нину фон Штауффенберг. 
Поскольку съемки картины проходили в Берлине, роли второго плана были распределены между немецкими актерами. Самые заметные образы достались Кристиану Беркелю («Бункер») и Томасу Кречманну. Последний, кажется, сыграл во всех недавних американских лентах о фашизме. Беркель изобразил майора Отто Ремера, а Кречманн – полковника Альбрехта фон Квирнхайма. 
 
Места боевой славы 
Искренний ценитель прошлого, Сингер очень хотел снять как можно больше сцен не в декорациях, а в реальных интерьерах Бендлерблока и других исторических зданий Берлина. Изначально власти ФРГ ему отказали, но потом решили, что «нужны Берлину деньги, се ля ви», и что международное прославление немецкого героя – достаточно серьезный повод для превращения музея в съемочную площадку. А чтобы голливудцы не передумали и не перенесли съемки в какую-нибудь Прагу, федеральный кинофонд вложил в картину пять миллионов евро. 
Кроме Бендлерблока работа шла в районе берлинского аэропорта Темпльхоф, перестроенного в 1930-х под личным наблюдением Гитлера. Во время съемок по возможности использовалась подлинная мебель гитлеровских времен. Продюсеры даже смогли уговорить музейщиков, чтобы те дали попользоваться предметами, украшавшими письменный стол Гитлера. 
К сожалению Сингера, никакое германское правительство не могло открыть голливудцам двери «Волчьего логова». Как известно, гитлеровцы в конце войны взорвали этот комплекс зданий и бункеров, и ныне его развалины совершенно непригодны для исторических съемок. Поэтому в 60 километрах от Берлина была сооружена огромная декорация «Логова» под открытым небом. 
Прочие студийные съемки в основном велись на знаменитой Бабельсбергской студии, в самом сердце гитлеровской кинопропаганды. В настоящее время студия балансирует на грани закрытия и выживает лишь за счет масштабных проектов вроде «Операции "Валькирия”» и «Спиди-гонщика». Естественно, немцы очень рады, что голливудцы вкладывают деньги в компанию, которую европейское кино прокормить не может. Всего для Сингера в Бабельсберге было сооружено более 60 декораций. 
Последний этап съемок получился неожиданно сложным. Боевую сцену в Тунисе, во время которой герой Круза становится инвалидом, планировалось снять в Северной Африке. Но ситуация там сейчас недостаточно стабильна для масштабных военных съемок. Да еще и с использованием копий самолетов Второй мировой. Поэтому работа над лентой застопорилась, пока продюсеры не нашли новую пустыню. Выяснилось, что при всем богатстве выбора альтернативы Калифорнии нет. Так что съемки провели в пустыне Мохаве на юге штата. 
Впрочем, самой большой проблемой оказались не пустыни, а люди. Во время работы в Германии Тома Круза осаждали противники сайентологии. В ФРГ эта организация считается деструктивным культом; в борьбе с ней участвуют солидные правительственные структуры. А поскольку Круз – самый известный в мире сайентолог, на него обрушились все шишки. Один известный специалист по культам даже сравнил актера с Геббельсом, а съемки «Операции» – с пропагандой наци. 
К счастью, в защиту Круза выступили видные немецкие кинематографисты и ныне работающий в Голливуде Вольфганг Петерсен. Они заявили, что религия Круза – его личное дело и что «Операция» снимается во славу героев Сопротивления, а не сочинений Рона Хаббарда. Под влиянием этих аргументов и личного общения с голливудцами сменил гнев на милость даже сын героя Бертольд фон Штауффенберг, в прошлом заявлявший, что Круз не должен «своими грязными руками» трогать память его отца. 
Исторические драмы часто снимаются в расчете на престижные награды и долговременный заработок за счет школьников, изучающих прошлое по фильмам. Блокбастерных доходов от них обычно не ждут. Но случай «Операции» особый. Мировая экономика в кризисе, компания United Artists переживает финансовые трудности из-за провала «Львов для ягнят»… Так что если «Валькирия» не окупится в кинопрокате, Тому Крузу придется туго. Да и Сингеру не поздоровится. Очевидно, поэтому последние трейлеры ленты пытаются представить ее масштабным экшентриллером. Хотя, по сути, это камерное кино с несколькими размашистыми эпизодами. И, конечно, фирменными сингеровскими операторскими «красивостями». 
 
Категория: Российские печатные издания | Добавил: Webmaster (15.03.2009)
Просмотров: 762 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]